Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Пандемия ускорила переход на цифровые технологии

Пандемия ускорила переход на цифровые технологии
Фото Минкомсвязи РД
Коронавирусную инфекцию в начале 2020 года мало кто воспринимал всерьез. Задача региональных властей в России заключалась в убеждении населения об опасности этой коварной болезни. Ситуация усугубляли фейковые сообщения о несуществовании COVID-19.

О фейках в период коронавируса, способах борьбы с ними и о том, как изменится уклад дагестанцев после COVID-19 в интервью РИА «SM News» рассказала начальник управления по информационной политике в сфере СМИ Минкомсвязи Дагестана Эльмира Шейхова

Когда коронавирус пришел в Дагестан, Минкомсвязи республики было в центре событий. Скажите, было уже на тот момент понимание, с чем придется столкнуться?

— Мы знали лишь то, что вирус смертельно опасен и необходимо как можно широко проинформировать об этом население. Хотя на тот момент уже все соцсети были заполнены видеоматериалами из больниц Европы и Америки, жуткими кадрами из Китая, многие не поверили в опасность. Этому способствовали и многочисленные фейки. Социальные контакты продолжились, надо отметить, что они у дагестанцев очень тесные. В результате мы получили вспышку болезни.

Действительно, было много фейков. Как приходилось с этим бороться?

— Вообще, все человечество оказалось перед дилеммой: принять рекомендации властей и врачей или продолжать верить в фейки. Многие паблики в соцсетях, блогеры и даже некоторые СМИ транслировали фейки, мало заботясь о последствиях и о том влиянии, зачастую разрушительном, какое они оказывают.

Порядка 400 фейков было нами выявлено в результате мониторинга информационного пространства с марта по август. По наиболее злостным информация направлялась в центр противодействия экстремизму МВД по РД, по 5 из них были возбуждены административные производства, по одному возбуждено уголовное дело. Палитра фейков была внушительная: это и вселенский заговор, и распыление коронавируса из вертолетов и другое.

Если говорить о статистике российской, то за первые полгода — с января по август — было зафиксировано около двух миллионов репостов слухов в социальных сетях, с августа по начало декабря — еще полтора миллиона. И это без учета рассылки в мессенджерах. То есть, на самом деле слухов распространялось намного больше.

Какие фейки были, так сказать, наиболее «популярными» среди пользователей соцсетей?

— Самая большая группа фейков в начале года — это личные «свидетельства» о пустых больницах, а также рассказы, что «коронавирус на самом деле не представляет опасности» и «правительство манипулирует нами под предлогом эпидемии, которая для этого и придумана», а «врачи фальсифицируют диагнозы, чтобы получить выплаты».

Потом псевдомедицинские советы и инструкции, как надо спасаться, обвинения Билла Гейтса в создании коронавируса и чипировании населения. Ну и, конечно же, многие слухи содержали отсылку на инсайдера — брата мужа, жены, знакомого фсбшника, племянника из администрации и тд.

Сейчас, при второй волне коронавируса, появляются новые сюжеты. Например, что ношение масок опасно и повышает риск заражения, ну и всплеск слухов против вакцинации.

Как переубеждали людей?

— Всеми силами. Вирус пришел в Дагестан в марте. К тому времени о нем писали все мировые и российские СМИ. Готовясь к неизбежному, власти рекомендовали жителям отказаться от выездов за пределы России и в регионы РФ, где уже были обнаружены заболевшие коронавирусом, а также избегать мест массового скопления людей.

Мы задействовали силы убеждения региональных Минздрава и Роспотребнадзора, которые докладывали о количестве поступивших пациентов, о результатах проводимых тестирований. Ежедневно формировалась стастистика заболевших. Во всех региональных СМИ размещалась информация о мерах предостережения, о шагах Правительства республики в борьбе с новой инфекцией.

Были запрещены массовые мероприятия, закрыты учреждения общепита, развлекательные центры, спортзалы, фитнесклубы. Большинство ведомств перешли на удаленную работу. Видя, что поток машин между городами республики не снижается, власти пошли на крайние меры и разрешили передвижение между городами и в самих городах только в случае крайней необходимости, либо для спецмашин. Примерно так убеждали людей в том, что все очень серьезно.

Мы выявляли посредством билинга тех, кто не самоизолировался по прибытии из-за границы, передавали эти данные в компетентные органы. Совместно с Минздравом запустили номер горячей линии, чтобы люди могли узнать о симптомах вируса или просто вызвать скорую помощь. Неустанно проводились и проводятся информационные кампании с призывом носить медицинские маски.

Тем не менее, проблема ношения масок остается.

— К сожалению, да, хотя мы разъясняем, что суть маски – в снижении вероятности распространения коронавируса. Человек, который носит маску в публичных местах, заботится об окружающих. Маска неспособна защитить от болезни, но, если человек болен, она способна задержать часть микробов, которые носитель вируса распространяет через чихание или кашель. Именно стопроцентным ношением масок и другими строгими мерами и Китай остановил эпидемию.

Мы должны это делать хотя бы ради нашего старшего поколения, по которым точечно бьет коронавирус. Мы не должны забывать, что тут было весной, и мы должны понимать, что происходит сейчас. Именно с этой целью Минкомсвязью республики заказаны несколько документальных фильмов, в которых будет показано как переживал и переживает пандемию дагестанский народ. В торговых центрах запускается фотовыставка «Тревожная весна 2020». На ней можно будет увидеть весь трагизм пандемии в фотографиях: кадры из красной зоны, непередаваемые эмоции врачей и пациентов, тревожные лица родственников. Это делается для того, чтобы лишний раз зафиксировать внимание дагестанцев на проблеме, которая пока что никуда не делась и вряд ли скоро нас покинет.

Насколько сильно изменится уклад дагестанцев после эпидемии?

— Наш уклад уже достаточно серьезно изменился. Мы узнали, что такое удаленная работа и онлайн-образование. Видеоконференции буквально переживают взрыв параллельно с распространением коронавируса. Пандемия ускорила переход на цифровые технологии. Бизнесмены адаптируют бизнес под реалии жизни. Люди привыкают больше времени проводить со своей семьей. Самое главное, повысилось внимание к своему здоровью.

И это хорошо, что у нас в 21 веке есть интернет и цифровые технологии. Трудно представить себе, как бы мы переживали пандемию в доинтернетовские времена. Ни удаленки, ни соцсетей, ни кинофильма на выбор. Это на индивидуальном уровне, а на уровне общества в целом потери были бы гораздо выше. А что происходит сейчас? Экономика получила жесткий импульс: всё — в оnline.

На самом деле мир замедлил ход. Вирус прервал мнимое благополучие. Глобализация, которую, казалось, уже невозможно обратить вспять, остановилась сама собой из-за угрозы распространения заразы. Все планы общества оказались ничтожными по сравнению с новыми целями — защиты своей страны, города, семьи.

Яндекс.Метрика